Timerbek (timer_bek) wrote,
Timerbek
timer_bek

Поездка по татарским сёлам Рязанской области в августе 2008 года

2008 ел август аенда Рәзән өлкәсе татар авыллары буйлап сәяхәт

Наконец-то свершилось, удалось воплотить планы в жизнь и вновь посетить татарские села бастанских и азеевских татар (или цненских и кадомских, кому как нравится). Кому интересно узнать про наше путешествие два года назад в села Алёшино и Азеево, тот может прочитать отчет на ЖЖ Ynaklich’а (ynaklich.livejournal.com/8738.html). Участниками последней же поездки были Ynaklich (читать Енаклыч), Akm, Марсель абый, а также ваш покорный слуга Timerbek. Экспедиция продолжалась четыре дня, сделано 300 фотографий.

Мусульманское кладбище Большого Студенца
 


День первый

Мы с Марселем абый прибыли рано утром на ст. Рузаевка, где нас встретил Ynaklich. Сравнительно недолгая поездка по отличным дорогам Мордовии мимо татарских сел Ковылкино и Сургодь (где-то вдалеке промелькнули и Татарские Юнки) и мы въехали в Рязанскую область. Это невозможно не заметить, а точнее не почувствовать, едя по разбитой дороге от Ямбирно до Сасово. Решив не терять время, мы заехали на кладбище деревни Тархань.

Тарханский зират

Кладбище расположено после деревни между дорогой Ямбирно–Сасово и рекой Цной. Кладбище старинное, и как позже мы узнали от информатора Михалёвой, раньше там также находили пристанище жители Алёшино и Большого Студенца. Представляет собой площадку с редкой растительностью (видно не в пример другим татарским кладбищам) с размерами примерно 300×300 м, т.е. площадью около 9 га, ограниченную с одной стороны оврагом, с другой – крутым берегом реки Цны, а с третьей и четвертой – искусственным валом и рвом. Имеющимся деревьям наверняка не менее 100 лет, о чем красноречиво свидетельствуют могильные камни той эпохи в корнях этих деревьев. На входе мы встретили могильные камни конца XIX – начала XX вв. Было обнаружено около 16 старых камней с надписями на старо-татарском языке. Можно отметить написание дат по хиджре (١٣١٧, ٣١٩). Камни в большинстве своем стоячие, что свидетельствует, скорее всего, о некотором уходе за кладбищем. Попадались даже собранные сломанные камни. Попался разбитый и перевернутый, я его собрал и поставил как надо. Кроме упомянутых камней столетней давности очень много грубо обработанных камней без надписей (обнаружено около 22). Возможно, когда-то на них были надписи сделанные краской, но в настоящее время никаких следов нет. Ввиду отсутствия древних камней с надписями (по крайней мере, мы их не обнаружили) на этом и других кладбищах, можно предположить отсутствие в регионе специалистов в этой области в более ранний период. На окраине кладбища на трех участках расположены захоронения XX в. Судя по надписям основные фамилии в деревне это Михалёвы, Кудяковы, Кильдеевы. Попались также фамилии Садоева (возможно форма фамилии Саадаевы) и Муссайриева. Последняя, наверняка, не татарская и пришлая. Можно отметить некую сгруппированность захоронений по фамильному признаку. Надписи на камнях выполнены на русском языке плюс иногда пара строк арабской графикой. Провозившись около часа, мы выехали с кладбища. Следующим пунктом было кладбище Большого Студенца.

http://photofile.ru/users/timerbek/95233954/

Зур Студинич зираты

Татарское кладбище Студенца расположено около поворота на Пятаково по левую сторону дороги Ямбирно–Сасово и представляет собой густую рощу круглой формы посреди поля. Так как заросли были густыми, осмотр всех камней не производился. Из того, что попало в мой объектив можно сделать вывод, что основные фамилии в селе это Сакаевы и Бегловы. Встретились также фамилии Маматказины, Нагаевы. Камни советского периода довольно таки примитивные и видимо одного производства с подобными камнями Алёшино и Тархани. Можно отметить камни похожие на старые, но советского периода с надписями на русском языке. Попался подобный камень с одной надписью «Богданов». Также встретился камень с инициалами и датами, видимо сделанный из осколка более старого камня. Я сфотографировал три камня со старо-татарскими надписями. Предварительно можно заключить, что старые камни Большого Студенца более простые по сравнению с камнями Тархани и Алёшино. На студенецкий зират мы потратили также около часа. После этого мы решили пообедать и немного отдохнуть в гостинице города Сасово. По Сасово мы в этот день особо не гуляли, а вечером отправились на Темгеневское городище.

http://photofile.ru/users/timerbek/95234004/

Темгеневское городище

Городище расположено между населенными пунктами Темгенево и Глядково в излучине реки Цны. Около древних валов городища поставлен щит с надписью «основано славянами-вятичами в XII веке», что конечно вызвало у нас в очередной раз улыбку. К коренному населению этих мест, мордве, после образования Золотой Орды добавились еще, в качестве правящей верхушки, татары, а славяне здесь появились только в XVI веке. С одной стороны городища находится глубокий овраг (который также называется Темгеневским), выходящий к реке, а с другой – крутой берег Цны. С двух других сторон дугой насыпан вал. Ров не прослеживается, но возможно был гласис. Заезд в крепость был, по-видимому, между краем вала и крутым обрывом, причем прямо перед въездом расположен небольшой овражек, т.е. въезжающие в крепость должны были какое-то время ехать боком к валу, что повышало уязвимость нападающих, и, следовательно, увеличивало обороноспособность крепости. Примерно на середине вала есть небольшой разрыв, но не донизу, а на четверть от высоты вала. Возможно, там тоже был вход в крепость, но явно не основной. Если спускать по крутому берегу к реке, то можно наткнуть на прямоугольный камень, выступающий из склона. Под ним находится что-то вроде неглубокой каменистой норы. По легенде там был расположен тайный выход из крепости, но он был засыпан (уже в позднейшее время) после того, как в нем стали пропадать люди. Почему крепость поставили именно здесь? Позже, просматривая фотографии, я заметил, что Темгеневский овраг на берегу реки образовывает ровную площадку, удобную для переправы. Возможно, также в этом месте реки есть брод, т.е. перед нами сторожевая крепость. Тем, кому интересно про городища, рекомендую почитать книгу Губайдуллина А.М. Фортификация городищ Волжской Булгарии. Итак побродив по городищу, мы поехали на алёшинское мусульманское кладбище.

http://photofile.ru/users/timerbek/95234010/

Ишей тавы зираты

Татарская деревня носила название Ишеева Гора, позже она слилась с русским селом Алёшино. Зират, на удивление, расположен довольно таки далеко от деревни, судя по карте в километрах двух. На кладбище мы сфотографировали два лежачих и один стоячий старые памятники, еще один лежачий, зафиксированный нами два года назад мы не обнаружили из-за густой травы. Был еще пятый камень, однако весь истертый от времени. Тот стоячий памятник, к которому мы пренебрежительно отнеслись в прошлый наш приезд, приняв за новодел (нас сбила с толку современная ограда), оказался самым старым камнем, обнаруженным за этот день, 1877 года. Присутствуют современные камни. Фамилии Тюменевы, Кудяковы, Маматказины.

Ученый муж за работой

http://photofile.ru/users/timerbek/95234014/

На этом первый день экспедиции закончился. Назавтра нас ждало Бастаново и приезд Akm’а.

День второй

Утром после завтрака за нами заехал Ynaklich и мы поехали на бастанский зират.

Бастаново

Бастаново – крупное некогда полностью татарское село, но в послевоенное время, ввиду отъезда части населения в Среднюю Азию (кто-то уехал еще раньше) и размещения в татарских селах детских домов (Бастаново, Азеево, Иванково…), стало смешанным и население постепенно ассимилируется. Если у старшего поколения практически все браки были мононациональными, у среднего смешанные были нечасто, то теперь у молодого поколения большой редкостью являются браки на своих парнях и девушках. Как мне в шутку объяснили, это не актуально…

Кладбище сразу встретило нас густой растительностью. Мы принялись за очистку и изучение старых надгробий. Но видимо сказался вчерашний насыщенный день, поэтому, провозившись часа полтора, мы немного морально притомились (я сфотографировал 10 поднятых и очищенных старых камней) и решили съездить в село, пообщаться с местными на предмет наличия у них старинных рукописей. Ynaklich, богатый опытом общения с бастановцами, не горел оптимизмом и «предоставил» право общения мне с Марселем абый. Первой «клиенткой» была Таухида апа. Она оказалась разговорчивой и предоставила всё, что у неё есть (как оказалось впоследствии это был «стандартный набор»). Этот набор включал в себя листы печатного Корана, учебника Мухаммадии, а также рукописная тетрадка (возможно кон. XIX в.). Тетрадка заинтересовала Марселя абый и была «экспроприирована». Следующим пунктом была Фарида апа, мать которой был очень знающим человеком, но, к сожалению, она умерла несколько лет назад. Фарида апа показала и отдала нам тетрадки, исписанные твердой рукой своей матери и призналась, что некоторые рукописи они закопали на кладбище, т.к. сами читать по-арабски не умеют, и это был лучший вариант. Наверно услышав это, сердце Марселя абый судорожно сжалось… Тем не менее какие-никакие рукописи мы добыли и решили съездить пообедать. Пообедав, мы завезли Марселя абый на кладбище для работы, а сами поехали знакомиться с бастанскими девушками. Между прочим одна из них учится в Казани… Время близилось к вечеру, мы забрали и завезли Марселя абый в гостиницу, а сами поехали на вокзал Сасово, встречать Akm’а. В этот вечер мы успели еще съездить на родник, называемым почему-то Святым источником. Место красивое, правда испорченное христианской символикой. Ручей от родника в лощине впадает в Барское озеро, которое есть старое русло реки Цны.

Рукопись, найденная в с. Бастаново

http://photofile.ru/users/timerbek/95234016/

День третий

Азеево http://photofile.ru/users/timerbek/95234018/
Иванково http://photofile.ru/users/timerbek/95234021/
(отчет представлю отдельно)

День четвертый

Утром четвертого дня Ynaklich спозаранку отправился на рыбалку, мы же предпочли мирно посапывать в гостинице. Встав и позавтракав, мы пошли на Сасовский вокзал и купили себе билеты на вечер, а потом отправились в местный краеведческий музей, т.к. Ynaklich должен был заехать за нами только в обед.

Сасовский музей

В музей вначале отправились вдвоем с Akm’ом. В принципе обычный районный музейчик, но некоторые экспонаты нас заинтересовали. Это изогнутый ятаган (почему-то у меня нет его фото…), относящийся к стенду монголо-татарское нашествие и довольно-таки искусно выполненный камень, рядом с которым была табличка с переводом. Это заинтересовало нас, а также вычурное имя покойного «Салиф аль Малик бин Рахматулло Танджареф эль Бустани» и мы начали по буквам сверять перевод с оригиналом. Быстро выяснилось, что Танджареф – это Тынчеров, распространенная местная фамилия, тахалус «аль Бустани», понятно означает бастановец, но «Салиф аль Малик» ну никак не вычитывался, также в табличке не было указано, что камень принадлежал муэдзину, хотя это ясно читалось. Мы выходили из музея немного гордые, но также немного озадаченные. Мы сделали замечание администратору на предмет фамилии Тынчеров, на что она ответила, что «нам переводили арабы». Все сразу стало на свои места, у арабов нет буквы ч и они видимо не были знакомы с местной татарской спецификой. Вернувшись в гостиницу мы сразу отправились к Марселю абый и показали фотоснимок, который сходу определил в «Салиф аль Малик»е имя Сайфульмулюк. В это время подъехал Ynaklich, и мы все вместе повторно сходили в музей, где Марсель абый прочитал камень. Там был еще один, который принадлежал Девликамовой (ум. 1933). Переводы Марсель абый видимо опубликует в своей статье, а пока сообщу информацию с первого камня: муэдзин хаджи Сайфульмулюк бине Рахматулла Тынчеров аль Бустани, умер в 1898 (316) году в возрасте 77 лет. Позже из метрик и ведомостей я выяснил, что это отец имама 2-й мечети Габдуллы Тынчерова (1897), ну и дед следующего Габдулхакима Тынчерова (1923).

http://photofile.ru/users/timerbek/95234074/

Цненские сёла

Т.к. у нас было еще полдня, мы решили посетить непосредственно сами сёла, на кладбищах которых были в первый день.

Решили начать с Теньсюпино. В настоящее время деревня полностью растворилась в селе Агламазова и представляет две улицы. Покружив по Агламазово и доехав до Ернеева (если честно границ между селами не прослеживается, одно переходит в другое) мы таки нашли две улицы, которые местные жители считают «татарскими» несмотря на то, что татар то уже не осталось. Из истории известно, что в Теньсюпино проживали князь Маматказины, первому из которых Иванашу земли здесь достались от тестя Уразая мурзы Неверова сына Теньсюпина. А в соседнем Агламазово проживали русские крепостные этих Маматказиных. Стукнувшись в последний дом, мы узнали, что последний теньсюпинский татарин живет на другой улице, т.е. строго говоря, он уже и не теньсюпинский. Зовут этого последнего из могикан Джанбек Енгалычев и он перебрался из соседнего Б. Студенца. На вопрос Ynaklich’а знает ли он, что в свое время были князья Енгалычевы, он ответил без ложной скромности: «Мы и есть!». На выезде из деревни мы заехали на местное кладбище. Из старых камней с трудом обнаружили лишь один разбитый и нечитаемый в ограде.

http://photofile.ru/users/timerbek/95234073/

Потом мы посетили деревню Тархань. Жалко было смотреть на этот былой крупный татарский населенный пункт. Это не агония, это уже кома. Проехав по одной из улиц мы наткнулись на машину с громкой музыкой. Расспросами я добрался до матери хозяйки дома немощной Вафии Вафа кызы Михалёвой. Беседа шла по-татарски. Бабушка не сразу поняла, что именно мне нужно, предположив, что я ищу кого-то конкретного. Далее выяснилось, что у нее есть какие-то рукописи, и я призвал на помощь Марселя абый. После разговора с Марселем абый наша новая знакомая вконец растрогалась, стала говорить, что соблюдает мусульманские праздники, читает известные ей суры Корана. Видно, что ей нелегко было доживать свой век в окружении манкуртизированного населения. Запомнились её слова: «Нинди гөнаһ, урыс ашы ашыйбыз»… Было искренне жаль эту не встающую с постели вследствие травмы аби, комок подкатывался к горлу, а глаза становились влажными…

http://photofile.ru/users/timerbek/95233954/102394417/

Выйдя из этого можно сказать последнего татарского дома, мы прошли до конца улицы и увидели покосившийся остов тарханской мечети. Без минарета, с наполовину разобранной крышей она являлась символом исчезновения татар на этой земле…

Остатки тарханской мечети

Посещение Тархани оказалось самым болезненным, если так можно выразиться. Мы вернулись в Сасово и поехали купаться на Цну, что оказалось самым приятным мероприятием за всю поездку. Вечером мы с Марселем абый отбыли со станции Сасово.

Выдержки из отчета Марселя абый

… Обнаружено десять рукописей, где сохранились редкие списки «Күгәрчен дастаны» (в двух списках), «Мәүлед китабы», «Бәдәват», «Манара», список копий стихов поэтессы Загиды Бурнашевой, стих о Юсуфе, предание о пророках, мунаджаты и светские стихи. Материал к биографии историка, поэта, драматурга Аллаяра Бляшева и также его фотография… Считаю, что экспедиция обогатила татароведение письменными первоисточниками по культуре района.

Tags: XX век, akm, ynaklich, Алёшино, Бастаново, Большой Студенец, Енгалычевы, Ишеева гора, Марсель абый, Мещера, Михалёвы, Рязанская область, Тархань, Темгенево, Теньсюпино, Тынчеровы, бастанские татары, городище, зират, мечеть, отчет, рукописи, татары
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 66 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →